События
Об ИНС
Президент ИНС
Доклады и книги Статьи Контакты

Газета.ру - Михаил Ремизов: Оборонка ищет 25-й кадр

Оборонно-промышленный комплекс России страдает от дефицита кадров

В отечественном оборонно-промышленном комплексе по-прежнему налицо проблема кадрового дефицита. Она возникла с началом 1990-х годов и длительное время не решалась вовсе. Для того чтобы «военные» исследования хоть как-то продвигались, необходимо привлекать разработчиков из «гражданского сектора», полагают эксперты. «Газета.Ru» разбиралась с особенностями подготовки кадров для отечественной оборонки.

Острота дефицита кадров в оборонно-промышленном комплексе несколько снизилась за последнее время, однако до конца вопрос так и не решен. По мнению участников «круглого стола» «Армия и ОПК — основа интеллектуально-технологического лидерства России» под руководством заместителя министра обороны России Руслана Цаликова, многие проблемы в этой сфере еще только ждут своего решения.

Президент Института национальной стратегии, председатель президиума Экспертного совета при коллегии ВПК Михаил Ремизов напомнил, что в последнее время много говорится об исчерпании советского научно-технического задела в сфере вооружения, военной и специальной техники и необходимости создания нового задела. Это одна из задач Государственной программы вооружений на 2018–2025 годы. Можно предположить, что в ее структуре будет высока доля НИОКР. Это серьезный вызов, поскольку управление исследованиями и разработками намного сложнее, чем управление серийным производством. Сложнее — как для заказчика, так и для исполнителя.

В этой связи, считает Михаил Ремизов, представляется важным уделить особое внимание подготовке кадров (включая базовое и дополнительное профессиональное образование) по направлению «управление исследованиями и разработками». Эта специальная образовательная дисциплина STS (Science & Technology Studies) была введена в MIT в 1970-е годы. Сейчас в мире существует более 100 образовательных программ STS, которые могут послужить основой для формирования образовательных стандартов по соответствующему направлению как в военном, так и в гражданском образовании.

По мнению Ремизова, не менее важно ввести специальные квалификационные требования, которые относятся к научной и управленческой компетентности должностных лиц, которые по факту занимают позицию «заказчика НИОКР» в государственных ведомствах.

Кроме того, он назвал ключевым развитие и укрепление на общегосударственном и ведомственном уровнях института «квалифицированного заказчика». Под этим подразумевается пул организаций прикладной науки, обеспечивающих в интересах заказчика НИОКР формирование тактико-технического задания, отбор исполнителей, мониторинг исполнения, а также приемку. Отдельные элементы этого механизма существуют, но, по оценкам многих участников системы «государственных» НИОКР, формальный контроль на этапе исполнения слишком жесткий, а содержательный контроль «на входе» и «на выходе», включая формирование тактико-технического задания, недостаточный.

Для повышения эффективности системы «военных» исследований и разработок, полагает Михаил Ремизов, важно по возможности расширять круг их исполнителей, привлекая команды разработчиков из «гражданского сектора». Это касается как Министерства обороны, так интегрированных структур ОПК. Необходимо выявить барьеры, существующие в этой сфере, и способствовать их снижению. Один из таких барьеров — режим интеллектуальной собственности на результаты интеллектуальной деятельности (РИД), возникшие при государственном финансировании или софинансировании.
Сегодня государство настаивает, что РИДы, даже при частичном финансировании, принадлежат ему. На практике это означает «омертвление» интеллектуальной собственности, которая не вводится в оборот, и сужение круга разработчиков.

Необходим более гибкий подход к этому вопросу, полагает Михаил Ремизов.

Минпромторг ведет работу над тем, чтобы предусмотреть такие типы контрактов, при которых собственность на РИДы остается за разработчиками. Такая работа представляется не менее актуальной и для Министерства обороны.

Важно содействовать сближению образовательных стандартов военных и гражданских инженеров, эксплуатантов и разработчиков сложных систем вооружения, военной и специальной техники, включая программы совместной подготовки (в звене дополнительного профессионального образования и магистратуры), полагает президент Института национальной стратегии. Предложения по соответствующему пилотному проекту с участием Академии РВСН им. Петра Великого и НИЯУ МИФИ были инициированы и разработаны под эгидой Экспертного совета коллегии ВПК.

В соответствии с поручением президента по итогам Петербургского форума будут создаваться венчурные фонды при крупных корпорациях, включая интегрированные структуры ОПК.

Важно, считает Михаил Ремизов, чтобы они действовали в рамках целостной, сквозной технологической повестки (системы приоритетов). Кроме того, необходимо, чтобы эта повестка была сформирована с учетом не только состояния гражданских рынков, но и задач безопасности. Можно с высокой вероятностью предположить, что одни и те же группы технологий окажутся приоритетными как с точки зрения новых перспективных гражданских рынков, так и с точки зрения «войн будущего».

Это могло бы стать темой совместного исследования для военных специалистов и представителей венчурного сообщества, считает президент Института национальной стратегии. Наша технологическая политика должна на старте, на этапе формирования планов и программ, выстраиваться как политика «двойного назначения».

Существенные проблемы в сфере подготовки кадров для ОПК и российской промышленности в целом связаны с так называемой болонской системой, единодушно отмечали участники «круглого стола».

Когда Министерство образования вводило «болонские стандарты» для высшей школы, был сделан ряд исключений, в том числе для врачей и инженеров. Иными словами, в профессиях, где особенно высока цена ошибки, сохранили специалитет.

Однако в начале прошлого года министерством была взята линия на расширение «болонских стандартов» и упразднение специалитета в области «инженерное дело, технологии и технические науки». Это вызвало большую критику со стороны промышленности, поскольку в компаниях ОПК кадровый запрос на специалистов в разы больше, чем на бакалавров. Диалог с Минобрнауки по этой теме велся по линии отраслевых ассоциаций, Госдумы, но проблема и в настоящее время не решена.

Со стороны представителей промышленности звучали предложения увеличить срок подготовки бакалавров по ряду инженерных направлений до пяти лет, дополнив такой расширенный бакалавриат годичной инженерной магистратурой. Возможно, это было бы приемлемым компромиссом.

«Незаслуженно забытый специалитет в настоящее время является единственным способом подготовки заводских инженеров как по гражданским специальностям, точнее, по всему спектру технологических специальностей, так и собственно военных инженеров», — заявил «Газете.Ru» ректор Санкт-Петербургского государственного морского технического университета Глеб Туричин.

По мнению главы СПбГМТУ, в обеих этих сферах уровень бакалавра абсолютно недостаточен для квалицированной работы на предприятиях промышленности, а магистры все же больше предназначены для исследовательской деятельности. И это не позволяет молодым специалистам работать на практике, и притом качественно.

Ректор «Корабелки» убежден, что «наряду с сохранением двухуровневой системы подготовки специалитет крайне необходимо оставить для разработки и обслуживания космической, морской и авиационной техники, да и в целом для разработки и эксплуатации сложных систем вооружения, военной и специальной техники».

Евгений Кузнецов, директор дочерних фондов Российской венчурной компании, рассказал «Газете.Ru», что исторически оборонно-промышленный комплекс во многих странах мира был кладезем продуктов и технологий, которые затем находили применение в гражданском секторе. В тот период трансфер технологий осуществлялся только в одну сторону — из военной сферы в гражданскую. Однако за последнее время, по словам эксперта, наметился трансфер технологий и в обратную сторону. Это, в частности, касается искусственного интеллекта, роботизированных систем и комплексов, ряда других высокотехнологичных продуктов.

И в этом плане для Минобороны России, по мнению Евгения Кузнецова, ключевой задачей становится внедрение гражданских разработок в военное дело. Для этого военным надо уметь взаимодействовать с огромным количеством новых партнеров, состоящих в отдельных элементах инновационной экосистемы, а также способствовать интеграции военной и гражданской сферы деятельности.

В этих целях полезными могут оказаться и бизнес-инкубаторы, и акселераторы на стартап-рынке, полагает эксперт. В частности, в рамках Российской венчурной компании создан фонд «Гражданские технологии оборонно-промышленного комплекса». Руководство РВК в самое ближайшее время намерено существенно увеличить размеры этого фонда. Для этой сферы деятельности в первую очередь необходимы соответствующим образом подготовленные кадры, дефицит которых уже чувствуется в настоящее время. В целом есть все основания полагать, убежден Евгений Кузнецов, что российский оборонно-промышленный комплекс может стать ядром развития отечественной экономики в целом.

 

21 сентября 2017 года
https://www.gazeta.ru/army/2017/08/28/10862702.shtml